Сайт управляется системой uCoz
Вторник, 07.04.2020, 18:00
Портал Нумизматики и Истории Крыма
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории
Мои статьи
Монеты Востока
Античный Крым
Средневековье
Антика
Бонистика
Статистика
Главная » Статьи » Антика

Шелов Д.Б. "К вопросу о монетах боспорских городов Аполлонии и Мирмекия"

Среди нумизматических памятников Боспора имеются две группы ранних серебряных монет, являющиеся своего рода загадкой. К первой из них принадлежат монеты, имеющие на лицевой стороне изображение львиной морды впрямь, совершенно подобное лицевому типу ранних пантикапейских монет, а на обратной - буквы А-П-О-Λ в четырех отсеках углубленного квадрата, разделенного поперечными рельефными перегородками на части. Все исследователи, рассматривавшие эти монеты, единодушно признают надпись АПОΛ началом названия города Аполлонии, чеканившего их. Относительно локализации пункта с этим названием высказывались самые различные догадки, и Аполлонию помещали в разных областях1. Теперь уже никто не сомневается в боспорском происхождении этих монет, но по вопросу о том, какому городу на Боспоре они принадлежали, единого мнения не существует. Наиболее распространенной является гипотеза, выдвинутая первые в конце прошлого века русским ученым X. X. Гилем, согласно которой монеты надписью АПОΛ принадлежат Пантикапею, а Аполлония есть лишь древнейшее название Пантикапея2. Иное предположение было высказано А. В. Орешниковым, который приписал интересующие нас монеты небольшому боспорскому городку Мирмекию3.
Внимательное рассмотрение типов ранних боспорских серебряных монет приводит нас к убеждению, что Аполлония не может быть отождествлена ни с Пантикапеем, ни Мирмекием, а является самостоятельным центром, которому и принадлежат монеты надписью АПОΛ. Правда, поразительная близость этих монет к пантикапейским, довольно значительная интенсивность выпуска их, большое развитие культа Аполлона в Пантикапее - все это говорит как будто бы в пользу предположения Гиля. Самая вероятность названия главной милетской колонии в этом районе Аполлонией достаточно велика. Однако вызывает недоумение тот факт, что это древнейшее название города, столь хорошо известного и столь значительного уже в классическую эпоху, совсем не сохранилось в литературной традиции и не засвидетельствовано ни одним литературным эпиграфическим памятником. Если бы название Аполлония было, как предполагает Гиль, первоначальным греческим именем Пантикапея и являлось бы его официальным наименованием до середины V в., мы, несомненно, имели бы хоть какие-нибудь указания это в греческих письменных источниках. Предполагать же, что это первоначальное имя удержалось очень недолго и еще в глубокой древности было заменено новым названием, нельзя, так как последние монеты с надписью АПОΛ относятся ко времени не ранее третьей верти V B. до н. э. Можно было бы предположить еще, что оба названия одно время сосуществовали, и что греческое наименование города было Аполлония, а туземное Пантикапей. Но в таком случае греческая традиция скорее могла бы сохранить нам именно греческое название, а не туземное. Кроме того, на монетах должно было бы помещаться все-таки какое-нибудь одно название, а не оба переменно. Все эти аргументы silentio еще недостаточны для того, чтобы опровергнуть гипотезу Гиля. Но против гипотезы говорят сами монеты.
Предположение об единстве Аполлонии и Пантикапея требует для своего подтверждения, чтобы монеты с надписью АПОΛ входили в историю развития пантикапейской монеты. Поскольку лицевая сторона обеих групп монет почти тождественна, необходимо рассмотреть рисунок оборотной стороны пантикапейских монет в его эволюции, чтобы определить место монет с надписью АПОΛ в этом развитии. Эволюция рисунка на реверсе ранних пантикапейских монет была в общих чертах прослежена А. Л. Бертье-Делагардом4, но его классификация этих монет слишком суммарна, не дает полной картины развития рисунка на оборотной стороне монет Пантикапея, а в некоторых случаях и искажает ее, и потому не может быть применена для решения поставленной нами задачи. Совершенно верно прослеживается эта эволюция в неизданном еще труде А. Н. 3ографа "Античные монеты". Но А. Н. Зограф останавливается на этом вопросе очень бегло и не делает никаких выводов об отношении рисунка пантикапейских монет к рисунку на монетах с надписью АПОΛ. Поэтому мы разберем здесь подробнее этот вопрос, базируясь на схеме, данной А. Н. Зографом.
Наиболее древние из серебряных монет Пантикапея имеют на оборотной стороне грубо выполненный неправильной формы вдавленный квадрат5. Этот квадрат получает затем правильные очертания и делится на 4 части (отсека) двумя рельефными пepeгородками, перпендикулярными друг к другу и к сторонам квадрата. Переходным экземпляром к этому четырехчастному делению является монета из бывш. собрания Одесского Общества истории и древностей, опубликованная Миннзом6. Такое разделение простого quadrati incusi на четыре части перпендикулярными перегородками является обычным как на монетах ионийского культурного круга, так и в нумизматике Северной Греции. Но при этом у монет Пантикапея имеется особенность, не отмечаемая ни на каких других монетах: в каждом из образовавшихся четырех небольших углубленных квадратиков (отсеков) находится выпуклый шарик или точка7. Сначала каждая из этих точек находится в центре соответствующего углубленного отсека, но затем они сдвигаются в углы отсеков и примыкают к поперечным перегородкам, разделяющим quadraturn incusum. Сливаясь с перегородками в тех местах, где последние соприкасаются с краями quadrati incusi, эти шарики превращаются в рельефные таблички, расположенные в углах отсеков. Они получают затем правильную квадратную форму и занимают почти всю площадь каждого маленького квадратного углубления. В центре монеты эти четыре таблички соединяются остатками первоначальных перпендикулярных перегородок. Таким образом получается чертеж, вписанный в углубленный квадрат и напоминающий крылья ветряной мельницы8. Этот процесс трансформации рельефных точек в квадратные таблички очень отчетливо прослеживается на отдельных монетах, являющихся переходными типами9. Образовавшийся таким образом рисунок является совершенно оригинальным и нигде, кроме Пантикапея, не встречается. В то же время на монетах Пантикапея этот чертеж в виде крыльев ветряной мельницы является необходимой принадлежностью типа оборотной стороны и составляет ту основу, на которой происходит дальнейшее развитие реверсного типа пантикапейских монет в V в. дон. э.
Следующим шагом в развитии типа является заполнение орнаментом рельефных табличек. На двух из них, диагонально расположенных, появляются украшения в виде рельефных четырехлучевых звездочек; две другие таблички остаются пока пустыми10. Монеты этой группы встречаются довольно часто, но все они принадлежат средним по величине номиналам, которые Бертье-Делагард определяет как диобол и тетробол11. Нам известны только две монеты этой группы, принадлежащие к мелким номиналам12. Это явление резко контрастирует с обычным положением вещей в Пантикапее в ту эпоху, когда, как известно, мельчайшие серебряные монеты количественно значительно преобладают над монетами средних номиналов. Надо полагать, что одновременно с этими диоболами и тетроболами в обращении находилась и более мелкая серебряная монета, составлявшая с ними одну серию и служившая разменной мелочью. Нам кажется, не будет большой натяжки в предположении, что указанным диоболам и тетроболам соответствовали маленькие серебряные монетки, имеющие на оборотной стороне прежний рисунок: quadratum incusum, разделенный поперечными перегородками на четыре части с точками внутри этих небольших квадратных отсеков. Однако теперь вместо четырех точек остаются только две, в накрест лежащих (как звездочка табличках) отсеках quadrati incusi13, видимо, мелкие монеты продолжали сохранять прежний, более простой тип реверса, в то время как на более крупных номиналах выработался уже более сложный рисунок в виде крыльев ветряной мельницы. Может быть, это должно быть объяснено трудностью технического выполнения сравнительно сложного рисунка на той небольшой площади, которую представляют в распоряжение резчика мельчайшие монетки. Нашему предположению об одновременности указанных групп монет не противоречит и сравнение лицевых сторон монет обеих этих групп: изображение львиной головы на аверсе мелких монет с точками и по стилю и по фактуре чрезвычайно похоже на изображение той же головы на диоболах и тетроболах и резко отличается от лицевого типа более ранних монет гораздо более мягким рельефом целым рядом деталей; длинная грива над головой льва, трактованная в виде прямых, немного волнистых прядей, уши круглые и менее расставленные в стороны, чем на более ранних монетах, узкие и косо поставленные глаза, хорошо моделированные выпуклости лба и носа - все эти черты присущи изображениям львиной морды на монетах обеих рассматриваемых групп и заставляют относить их к одному времени14 .
Следующую стадию в развитии монетного типа в Пантикапее составляет первое появление на монете буквенного обозначения города. На двух табличках, остававшихся до сих пор свободными, появляются буквы П и А, составляющие начало названия города παντικάπαιον. В расположении букв строго соблюдается только одно правило: они обязательно размещаются на диагонально расположенных табличках, тогда как две противолежащие таблички по-прежнему заняты звездочками. Чаще всего буквы повернуты в противоположные стороны - одна вверх, другая вниз, так что для прочтения их требуется вращать монету; но иногда они обе повернуты в одну сторону. На монетах этой серии встречаются два вида звездочек: четырехлучевые, уже встречавшиеся нам на более ранних, еще анепиграфных монетах, и восьмилучевые. Последние помещаются обычно на монетах более крупных, тогда как мелкие серебряные монеты сохраняют четырехлучевые звездочки15. С появлением на реверсе двух букв надписи все квадратные таблички оборотной стороны оказываются занятыми и весь чертеж получает логически-художественное завершение. Однако развитие типа на этом не останавливается. К двум начальным буквам названия города прибавляется третья - N, вытесняющая одну из звездочек с занятой ею таблички. Теперь 3 таблички заняты буквами, четвертая по-прежнему украшена восьмилучевой (четырехлучевые звезды исчезают) звездой. Совершенно естественно, что теперь уже требуется определенное размещение и определенный поворот букв для того, чтобы надпись ПAN легко читалась при повертывании монеты. Схема расположения букв получается следующая: , и вся надпись читается против часовой стрелки16.
Прибавление третьей буквы и упразднение одной звездочки нарушило установившееся равновесие всего рисунка и потребовало дальнейшего изменения его. Художественно изощренный глаз греческого мастера тотчас же заметил это. Последняя звездочка изгоняется с занимаемой ею таблички и заменяется буквами TI. Теперь все четыре таблиц заняты надписью П-A-N-TI, идущей по кругу, против часовой стрелки. Звезда, однако, не исчезает совсем, а перемещается в центр монеты и располагается между табличками, связывая их и заменяя прежнее перекрестье17. Наконец, последним этапом в развитии этого рисунка оборотной стороны является исчезновение рельефных табличек на малых номиналах. Буквы надписи П-A-N-TI остаются на прежних местах, но располагаются уже не на рельефных квадратных табличках, а просто в поле quadrati incusi. Восьмиконечная центральная звездочка также остается на своем месте, но четыре луча удлиняются и делят все поле углубления на 4 части18; все же звездочка продолжает оставаться восьмилучевой и никогда не теряет своих остальных четырех коротких лучей, что важно отметить при сравнении с монетами, носящими надпись АПОΛ.
На этом постепенное развитие типа оборотной стороны ранних пантикапейских монет прерывается; следующая серия пантикапейского серебра, сохраняя на лицевой сторне ту же морду льва впрямь, на реверсе имеет совершенно иной рисунок - профильную голову барана в углубленном квадрате.
Мы проследили постепенную эволюцию типа оборотной стороны ранних пантикапейских монет от грубого quadrati incusi до изящного чертежа, состоящего из восьмилучевой звездочки в центре монеты и расположенных вокруг нее четырех рельефных табличек с буквами П-A-N-TI на них. Главным в этой эволюции является возникновение b последующее развитие этих рельефных табличек, которые и составляют основу всего чертежа. Возвращаясь к монетам с надписью АПОΛ, мы не найдем на них ничего подобного. Все монеты этой категории, имеющие на лицевой стороне морду льва впрямь, совершенно ясно распадаются на две группы. Монеты первой группы имеют на реверсе простой углубленный квадрат, разделенный на 4 части двумя перпендикулярными перегородкам в четырех образованных таким образом отсеках размещены буквы А-П-О-Λ. Расположение букв на этих монетах всегда одинаковое: , надпись читается против часовой стрелки19. Ко второй группе относятся монеты, имеющие на реверсе в углубленном квадрате те же буквы, но помещенные не просто в поле quadrati incusi, а на рельефных табличках, сдвинутых в углы этого поля. Сам углубленный квадрат делится на 4 части не перегородками, а лучами четырехлучевой звезды, проходящими между табличками. Буквы на табличках расположены в ином порядке, чем на монетах первой группы, и читаются по часовой стрелке: 20. Наличие на этих монетах рельефных табличек, на которых размещаются буквы надписи, как будто бы сближает их с паптикапейскими монетами, но необходимо учитывать одно очень существенное обстоятельство: таблички на монетах Пантикапея объединены в один чертеж, наподобие крыльев ветряной мельницы; даже тогда, когда линии, связывавшие таблички, заменяются звездочкой в центре монеты, таблички сохраняют след этой связи в своем расположении; таблички же на монетах с надписью АПОΛ не обнаруживают никакой связи с этим чертежом ветряной мельницы, они симметрично расположены в углах quadrati incusi. Четырехлучевая звезда, находящаяся между ними, также не имеет ничего общего с восьмилучевой звездочкой пантикапейскпх монет, функции ее как раз противоположны: она разделяет таблички, в то время как звездочка на пантикапейских монетах связывает их. Поэтому говорить о какой-нибудь генетической связи между оборотными типами второй группы монет с АПОΛ и пантикапейских монет нам кажется невозможным. Еще менее можно говорить о связи с паптикапейскими монетами монет первой группы. Среди ранних пантикапейских монет совершенно нет примеров помещения букв надписи прямо в поле, без табличек, за исключением только мелких номиналов самой последней серии нет с восьмиконечной звездочкой в центре, о которых уже говорилось выше, но эти мелкие монеты принадлежат уже гораздо более позднему времени, чем монеты первой группы с надписью АПОΛ; да и самое исчезновение на них табличек имеет, вероятно, чисто технические причины, поскольку на более крупных номиналах той же серии таблички всегда сохраняются.
Из всего вышесказанного следует, во-первых, что рисунок оборотной стороны монет с надписью АПОΛ не находится в непосредственной связи с реверсным типом пантикапейских монет, и, во-вторых, что для него не находится места в постепенной эволюции этого типа. Поэтому отнести монеты с надписью АПОΛ к Пантикапею можно было бы только при условии помещения их вне этой эволюции, т. е. между вышеописанными пантикапейскими монетами с рельефными табличками и монетами с головой барана на реверсе. Это и было сделано Бертье-Делагардом21. Однако такая относительная датировка этих монет невозможна уже потому, что голова льва на лицевой стороне монет с надписью АПОΛ первой группы архаичнее по стилю, чем та же голова на последней серии пантикапейских монет с табличками. Кроме того, такая датировка этих монет, по справедливому замечанию Зографа, предполагает двукратное переименование города, что очень мало вероятно. Гораздо естественнее предположить, что монеты с надписью АПОΛ выпускались одновременно и параллельно с паптикапейскими монетами и что название Аполлония относится не к Пантикапею, а к какому-то иному пункту на Боспоре. У нас нет пока никаких оснований для суждения о том, какое поселение на Боспоре называлось Аполлонией; было ли это имя древнейшим наименованием какого-нибудь известного нам под другим названием пункта или оно относилось к какому-то бесследно исчезнувшему поселению; когда произошло переименование или исчезновение города Аполлонии - все эти вопросы не могут быть сейчас решены. Но гипотезу Гиля о тождества Аполлонии и Пантикапея рассмотренные нумизматические данные не оправдывают.
Сравнивая между собой обе вышеупомянутые группы монет Аполлонии можно заметить, что группа с рельефными табличками является более поздней. Четырехлучевая звезда, разделяющая эти таблички, произошла, совершенно очевидно, из первоначального простого перекрестья, делившего на четыре части quadratum incusum на монетах первой группы. Что касается табличек, на которых помещаются буквы, то их появление вызвано, скорее всего, подражанием пантикапейскому типу. Сравнение лицевых сторон обеих групп монет подтверждает эту относительную хронологию. На монетах второй группы мы встречаем морду льва, по стилю и фактуре совершенно аналогичную той, которая находится на пантикапейских монетах с надписью ПАN и ПANTI на табличках: та же суммарная трактовка прядей волос, те же стоячие острые уши, та же узкая передняя часть морды. Морда льва на монетах Аполлонии более ранней группы очень похожа на такую же морду пантикапейских монет, имеющих на оборотной стороне буквы ПА и две звездочки. Таким образом, монеты Аполлонии синхронны двум сериям пантикапейских монет.
Здесь уместно возвратиться к пантикапейским монетам с буквами ПА. Буквы эти читались исследователями двояко: АП и ПА, и в зависимости от этого монеты относились к Аполлонии или Пантикапею. Уже анализ чертежа оборотной стороны этих монет показывает, что они входят необходимым звеном в ряд древнейших пантикапейских монет и их ничто не роднит с монетами Аполлонии, кроме случайного совпадения букв. Теперь мы видим, что одновременно с ними существовали монеты с бесспорной надписью АПОΛ и с совершенно другой структурой реверса. Может быть, возможность двоякого чтения букв П-А и вызвала добавление к ним следующих букв названия Пαντικάπαιον- - N-TI, дабы предотвратить возможное, при одинаковом типе лицевой стороны смешивание пантикапейских монет с монетами соседней Аполлонии. А может быть, здесь имело место как раз влияние этой соседней чеканки Аполлонии, которая первые же свои монеты стала надчеканивать более полным названием, чем Пантикапей. Откуда сама Aполлония заимствовала свой тип реверса, сказать трудно; может быть, здесь можно видеть некоторое фракийское влияние, поскольку подобная структура типа оборотной стороны встречается на монетах фракийских городов Маронеи и Триера (?), македонского города Трагила и некоторых других поселений этого же района.
Обратимся теперь к другой группе из числа ранних серебряных монет Боспоре Это очень маленькие серебряные монетки, имеющие на лицевой стороне изображение муравья. Гиль (там же, стр. 24), опубликовав несколько таких монет, высказал предположение, что они выпущены Мирмекием (Myrmekion) и что муравей, μύρμηξ, является говорящим типом этого города. Того же мнения придерживается и Орешников (ИРАИМК, II, стр. 128). Само предположение, что муравей является говорящим типом Мирмекия, очень вероятно. Гипотеза С. А. Жебелева о том, что название Мирмекий произошло не от слова муравей, а от имени собственного Μύρμηξ22 , дела абсолютно меняет. Здесь имеются трудности совершенно другого порядка. Все монеты, имеющие на лицевой стороне изображение муравья, могут быть разделены на три группы: анепиграфные, с надписью ПА или ПANTI, с надписью АПОΛ. Если анепиграфные монеты могут быть без особых затруднений отнесены к Мирмекию на том основании, что на них имеется armes parlantes этого города, то монеты с надписями на реверсе указывают как будто бы на другие места выпуска - на Аполлонию и Пантикапей. Гиль (там же, стр. 24) очень просто разрешал это противоречие: считал Аполлонию и Пантикапей одним и тем же городом, он полагал, что маленький Мирмекий, чеканя свои монеты, помещал на них имя своего могущественного соседа. Но мы уже видели, что отождествление Аполлонии и Пантикапея неосновательно. По другому пути пошел Орешников (ИРАИМК, II, стр. 127); он отождествил Аполлонию и Мирмекий, и таким образом монеты с муравьем и с надписью АПОΛ очень просто нашли свое место. Монеты же с муравьем и с надписью ПАNTI он устраняет тем, что считает их поддельными или, по крайней мере, в высшей степени сомнительными. С доводами Орешникова вряд ли можно согласиться. Поддельность всех монет с типом муравья и с надписью ПАNТI никем не доказана, хотя среди них действительно встречается немало фальшивых, как, впрочем, и среди монет Пантикапея и Аполлонии. Но если даже устранить все монеты с надписью ПANTI, то остаются еще монеты с надписью ПА, в подлинности которых не сомневается и сам Орешников. Он читает эти буквы как АП и относит на этом основании монеты к Мирмекию-Аполлонии. Но мы уже видели, что характерный чертеж реверса в виде крыльев ветряной мельницы, имеющийся в наличии и на всех монетах с этими буквами и муравьем, является характерным и неотъемлемым признаком пантикапейской чеканки. Следовательно, было бы неправильно читать ПА как АП. Приходится признать, что на монетах с изображением муравья название Пантикапей встречается наряду с названием Аполлонии. А это лишает основания всю гипотезу Орешникова об идентичности Аполлонии и Мирмекия. Эта гипотеза не объясняет, почему говорящий тип Аполлонии-Мирмекия - муравей чеканится только на мельчайших номиналах, в то время как крупные монеты носят на реверсе пантикапейский тип - морду льва впрямь. Наконец, если Аполлония и Мирмекий - одно поселение, является совершенно непонятным, почему мелкая серебряная монета одних и тех же номиналов выпускается то с изображением муравья на лицевой стороне, то с изображением пантикапейской эмблемы - морды льва. Все это говорит против отождествления Мирмекия и Аполлонии. Остается предположить, что Аполлония не была древним названием Мирмекия, так же как не была она и древним названием Пантикапея, и что все три центра существовали самостоятельно.
Возвращаясь к монетам с изображением муравья на лицевой стороне, мы опять должны будем приглядеться к реверсному типу этих монет. По рисунку оборотной стороны их можно подразделить на следующие шесть групп: 1) Анепиграфные монеты, имеющие на реверсе quadratum incusum, разделенный двумя перегородками на четыре отсека, в двух из которых имеются рельефные точки23. Этот рисунок реверса в точности соответствует такому же рисунку на мелких номиналах анепиграфной серии пантикапейских монет, и обе эти группы монет, вероятно, одновременны. 2) Монеты, имеющие на оборотной стороне рельефные таблички с буквами ПА и двумя звездочками24, несомненно, синхронные таким же монетам Пантикапея. 3) Монеты с буквами ПANTI, расположенными на рельефных табличках вокруг восьмилучевой звездочки25, очевидно соответствующие по времени монетам Пантикапея с тем же типом реверса и, вероятно, предыдущей пантикапейской серии с надписью ПАN. 4) Монеты с теми же буквами ПАNTI на реверсе, но помещенными без рельефных табличек прямо в поле углубленного квадрата между четырьмя длинными лучами центральной восьмилучевой звездочки26. Этот тип оборотной стороны полностью повторяет тип мелких номиналов той же последней серии ранних пантикапейских монет табличками, на которых эти таблички исчезают. Надо думать, обе эти группы одновременны. 5) Монеты с буквами АПОΛ, помещенными в четырех отсеках quadrati incusi, разделенного поперечными перегородками27. Эта группа должна быть сопоставлена с первой серией монет Аполлонии, реверс которых она точно копирует. 6) Монеты с теми же буквами в углубленном квадрате, но разделенном не простыми перегородками, а лучами четырехлучевой звезды28. Монеты этой последней группы необходимо сопоставить со второй серией монет Аполлонии. На этих маленьких монетках звезда также образовалась простого перекрестья, как и на монетах Аполлонии, но рельефные таблички, которые и заимствованы Аполлонией у Пантикапея, на этих монетах с муравьем не появились. Зато поворот букв надписи АПОΛ обычно соответствует второй серии аполлонийских монет и отличается от предыдущей, пятой, группы монет с муравьем.
Сделанные нами сопоставления монет с типом муравья с монетами Аполлонии и Пантикапея приводят нас к выводу об одновременности указанных групп монет: пятой - со второй, шестой - с третьей и четвертой. Если мы, вслед за Гилем и Орешниковым, признаем, что муравей является говорящим типом Мирмекия и что монеты с изображением муравья принадлежали Мирмекию (а эта гипотеза является, как нам кажется, единственно возможным объяснением столь своеобразного типа), то мы придем к следующим заключениям:
1. Все монеты Мирмекия, имея на лицевой стороне говорящий тип этого города, на оборотной стороне носят не собственный тип, а типы соседних городов - Пантикапея и Аполлонии.
2. Эти пантикапейские и аполлонийские типы проделывают на мирмекийских монетах совершенно ту же эволюцию, что и на собственных монетах Пантикапея и Аполлонии. Единственным исключением является только то обстоятельство, что на позднейших монетах с надписью АПОΛ (шестая мирмекийская группа) не появляются рельефные таблички, имеющиеся на современных им монетах Аполлонии. Этот факт может показывать, что и на самих монетах Аполлонии таблички эти являются элементом до некоторой степени чуждым и непрочным, заимствованным у соседнего Пантикапея.
3. По времени чеканка мирмекийских монет с типами Аполлонии и с типами Пантикапея совпадает.
Объяснение всех этих своеобразных и любопытных явлений можно найти, как наv кажется, в следующем предположении. Маленький городок Мирмекий, не имея своего собственного монетного двора, но нуждаясь в мелкой разменной монете, чеканил эту монету на монетных дворах соседних городов - Пантикапея и Аполлонии, поэтому лицевая сторона мирмейкийских монет всегда занята говорящим типом этого города, а оборотная получает реверсный тип мелких номиналов того города, в котором производилась чеканка. Такая система, с одной стороны, позволяла различать автономную мирмекийскую монету, а с другой - сразу указывала на монетный двор, где был произведен тот или иной выпуск. Кроме того, она была очень удобна при размене денег Пантикапея и Аполлонии на мирмекийские, что при близости расположения этих городов друг к другу (по крайней мере, Мирмекия и Пантикапея) и при несомненно очень тесных хозяйственных связях, существовавших между ними, являлось весьма существенным обстоятельством. Можно также предполагать, что мирмекийские мелкие серебряные деньги имели хождение и в самих Аполлонии и Пантикапее наряду с собственной мелкой монетой этих городов. Окончательно установить этот факт можно будет лишь тогда, когда будет изучена топография находок ранних боспорских монет, для чего сейчас у нас нет достаточного материала. Изучение топографии находок может помочь и в локализации Аполлонии Таврической, хотя особенно больших надежд в этом отношении питать не следует, так как весьма вероятно, что ранние монеты боспорских городов имели хождение не только в самих городах, выпускавших их, но и по всему Боспору29. Пока же мы можем только высказать предположение, что Аполлония должна была находиться где-то неподалеку от Мирмекия и Пантикапея, поскольку первый чеканил на аполлонийском монетном дворе свою монету, а у второго Аполлония заимствовала для своих монет тип лицевой стороны. Каковы была причины этого заимствования, мы пока тоже с уверенностью сказать не можем; скорее всего, оно явилось следствием экономической, а может быть, и политической зависимости Аполлонии от Пантикапея. Можно думать, что Аполлония была довольно значительным населенным пунктом, судя по наличию у нее собственного монетного двора и по интенсивности ее чеканки.
На основании всех вышеизложенных соображений можно составить прилагаемую синхронистическую таблицу ранней серебряной чеканки Пантикапея, Аполлонии и Мирмекия.
 
 
 


Рисунок оборотной стороны на монетах Пантикапея, Мирмекия и Аполлонии

Исходя из этой таблицы, можно предположительно нарисовать прилагаемую картину ранней монетной чеканки на Боспоре. Раньше всех других городов начал чеканить свою монету Пантикапей. Мы не имеем никаких прямых свидетельств о времени начала этой чеканки и при датировке первых пантикапейских монет должны базироваться исключительно на стилистических и общеисторических соображениях. Первые пантикапейские монеты с очень архаической головой льва на лицевой стороне и еще неоформленным квадратным углублением на оборотной по стилю и по фактуре могут быть отнесены еще к середине VI в. до н. э. Сравнение их с архаическими ионийскими монетами подтверждает эту приблизительную датировку. Такая датировка вполне вероятна и по другим cooбpажениям. Последние раскопки В. Д. Блаватского в Керчи заставляют отодвигать дату основания Пантикапея в первую половину, может быть, даже в первую четверть VI в. Если учесть, что VI в. был для Пантикапея временем большого экономического расцвета, что в середине VI в. вокруг Пантикапея существовал ряд греческих поселений, придется признать, что относительно раннее начало монетной чеканки на Боспоре совершенно закономерно. Вряд ли Пантикапей мог сколько-нибудь продолжительное время обходиться без собственной монеты.
Если мы признаем, что чеканка монеты в Пантикапее началась в середине VI до н. э., то следует отнести ко второй половине этого века ранние серии пантикапейских монет, на реверсе которых quadratum incusum еще не содержит рисунка в виде крыльев ветряной мельницы. Морды львов па этих монетах имеют еще очень архаические черты, которые не позволяют датировать их более поздним временем. Фактура этих монет также сближает их с архаическими ионийскими монетами VI в.
Для датировки следующих серий пантикапейских монет мы имеем очень мало данных но, поскольку монеты с новым типом оборотной стороны - головой барана, могут быть довольно твердо датированы последней четвертью V в. до н. э., все монеты с чертежом в виде крыльев ветряной мельницы на реверсе должны занять всю остальную часть этого столетия. Для наиболее ранних монет этого типа, не имеющих еще буквенных обозначений или помеченных буквами ПА, можно подыскать некоторые аналогии, исходя из трактовки волос на львиной голове в виде отдельных волнистых прядей. Подобное изображение волос встречается на монетах конца VI и первой половины V в. Новая трактовка волос в виде коротких заостренных прядей, выступающих друг из-под друга, появляется на различных греческих монетах в конце первой половины V в. Так как обе эти манеры встречаются на пантикапейских монетах с буквами ПА и двумя звездочками, то мы можем предположительно отнести чеканку этой серии ко второй четверти V в. и, может быть, к началу третьей четверти; тогда анепиграфные монеты с выработанным уже рисунки крыльев ветряной мельницы займут первую четверть века. Такая датировка оправдывается и сравнением львиных голов на монетах указанных серий и на тетрадрахмах Мессены, чеканившихся в первой половине VI в. Монеты с рельефными табличками и буквами ПАNTI (или ПAN) должны быть датированы, таким образом, третьей четвертью V в. Все эти датировки, разумеется, весьма приблизительны, поскольку они основываются только на стилистических аналогиях.
Выше мы уже говорили, что первые монеты Аполлонии современны пантикапейским монетам с двумя звездочками и буквами ПА на реверсе. Так как львиная грива на аполлонийских монетах всегда трактована в более поздней манере - в виде коротких прядей то можно думать, что чеканка в Аполлонии началась несколько позже, чем выпуск пантикапейских монет с буквами ПА, примерно в шестидесятых годах V B. до н. э.
Немного раньше начинается чеканка мирмекийской монеты. Но этот город чеканил свою монету на монетных дворах своих соседей: сначала Пантикапея, а когда создается монетный двор в Аполлонии, то и в том и в другом месте одновременно. Некоторое время Аполлоний и Мирмекий выпускают свою монету параллельно с Пантикапеем, затем внезапно всякая чеканка в этих двух пунктах совершенно прекращается. В то же время в самом Пантикапее происходит смена монетного типа: постепенное развитие рисунка оборотной стороны пантикапейских монет резко обрывается, и новые серии получают совершенно новый тип реверса - голову барана в углубленном квадрате. Вряд ли это было случайным совпадением. Скорее надо видеть в этих фактах отражение какой-то реальной политической ситуации. Время всех этих перемен определяется очень приблизительно. Если чеканка пантикапейских монет с головой барана падает на последнюю четверть V в., то прекращение автономной чеканки Мирмекия и Пантикапея должно было произойти в начале 20-х гг. этого столетия. Незадолго перед этим на Боспоре происходит смена династии, и было бы очень заманчиво объяснить эти перемены новым политическим курсом, принятым Спартокидами. Прекращение автономной чеканки второстепенных боспорских городов - Мирмекия и Аполлонии могло бы быть объяснено их полным подчинением центральной власти и централизацией монетного дела на Боспоре Спартокидами. Параллель этому можно найти во внезапном прекращении чеканки других автономных городов Боспора (например, Нимфея) после их присоединения к державе Спартокидов. Для Мирмекия и Аполлонии это тем более вероятно, что города эти, как видно из подражательности их чеканки, уже раньше, при Археанактидах, находились в экономической и, вероятно, в политической зависимости от Пантикапея; утрата ими права чеканки только завершила их полное подчинение архонтам Боспора.

Примечания:

1. Ср. Орешников, ИРАИМК, II, 1922, стр. 126 cл. и указанную там литературу.
2. Giеl, Kleine Beiträge zur antiken Numismatik Südrusslands, Moskau, 1886.
3. 23-24; ЗPAO, V, стр. 347 сл. 3 ИРАИМК, II, стр. 128.
4. "Нум. сб.", II, стр. 72 cл.
5. Podschiwalow, Beschreibung d. unedierten und wenig bekannten Münzen. Moskau, 1882, табл. 1, рис. 2. От ссылок на рисунки каталога Бурачкова сознательно отказываюсь ввиду их крайней недоброкачественности.
6. Minns. Scythians and Greeks, Cambridge, 1913, табл. V, рис. 3.
7. Giel, там же, табл. III, рис.22, 23. Правда, Гиль сомневается в подлинности оборотной стороны этих двух монет (стр. 23), но нам кажется, что расположение выпуклых точек в углах квадратов на большей из этих монет может скорее говорить за подлинность ее, так как оно соответствует дальнейшей эволюции типа и служит естественной ступенью в этой эволюции. В то же время очень маловероятно, чтобы фальсификатор мог сознательно сместить точки в углы квадратов; для этого он должен был бы иметь ясное представление о дальнейшем развитии типа, что предполагать совершенно невозможно.
8. Podschiwalow, там же, табл. I, рис. 5; Giеl, там же, табл. III, рис. 28.
9. Giеl, там же, табл. III, 19-20.
10. Podschiwalow, там же, табл. I, рис. 6; Giеl, там же, табл. III, 30, 31; "Каталог монет нумизматического кабинета Моск. Публичного и Румянцевского музея", вып. 1, М., 1884, стр. 20, № 158; Мinns, там же, табл. V, рис. 4. Вряд ли можно сомневаться в том, что звездочки играют здесь только декоративную роль и не имеют никакого смыслового значения. Широкое применение звезды или звездообразного цветка в архаическом искусстве в качестве заполнительного орнамента или декоративного элемента хорошо известно; с этой же целью употребляется рисунок звезды и в монетных типах. Вообще изображения звезды на греческих монетах очень часты, но только с IV века изображения получают внутренний смысл, связанный с определенными культовыми или астральными представлениями, и перестают быть только орнаментальным мотивом.
11. "Нум. сб.", II, стр. 76, № 73-74.
12. "Нум. сб.", II, стр. 76, № 75; "Brit. Mus. Cat.", Thrace, стр. 187, № 4.
13. Giel, там же, табл. III, рис. 25-28: "Brit. Mus. Cat.", Thrace, стр. 187, № 5.
14. Все сказанное, конечно, не относится к монетам, подобным изображенной у Гиля, там же, табл. III, рис. 24, которые являются гораздо более архаическими и прилежат еще к первым сериям пантикапейских монет.
15. Podschiwalow, там же, табл. I, рис.7, 8, стр. 5;
Категория: Антика | Добавил: coins (01.07.2010)
Просмотров: 2312 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход
Логин:
Пароль:
Поиск
Locations of visitors to this page