Сайт управляется системой uCoz
Четверг, 06.05.2021, 06:19
Портал Нумизматики и Истории Крыма
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории
Мои статьи
Монеты Востока
Античный Крым
Средневековье
Антика
Бонистика
Статистика
Главная » Статьи » Античный Крым

Диодор Сицилийский. Выдержки о Скифии и Кавказе. Боспорское царство

10. ИЗ ИСТОРИИ БОСПОРСКОГО ЦАРСТВА

XII, 31, 1. При архонте Феодоре в Афинах [A1] ... исполнилось сорок два года царствования на Киммерийском Боспоре царей, называемых Археанактидами; царскую власть получил Спартак[A2] и царствовал семь лет. {262/321}

XII, 36, 1. [При архонте Апсевде в Афинах[A3] ]... умер царь боспорский Спартак после семилетнего царствования, ему наследовал Селевк и царствовал сорок (τετταράκοντα) лет[A4] .

XIV, 93, 1. [При архонте Демострате[A5] в Афинах, см. XIV, 90]... умер боспорский царь Сатир, сын Спартака, властвовавший сорок лет; власть его наследовал сын его Левкон на сорок (τετταράκοντα [τέτταρα] лет[A6] .

XVI, 31, 6. [При архонте Диотиме[A7] в Афинах, см. XVI, 28]... умер в Понте боспорский царь Левкон после сорокалетнего царствования; наследовавший ему сын его Спартак царствовал пять лет.

XVI, 52, 10. [При архонте Каллимахе[A8] в Афинах, см. XVI, 52, 1]... умер понтийский царь Спартак, царствовавший пять лет; наследовавший ему брат его Парисад (Παρυσάδης[A9] ) царствовал тридцать восемь лет.

XX, 22. [При архонте Гиеромнемоне[A10] в Афинах, см. XX, 3]... в Понте по смерти Парисада, царя Киммерийского Боспора, сыновья его Эвмел, Сатир и Притан подняли между собою войну из-за власти. Старший из них, Сатир, получил власть от отца, царствовавшего тридцать восемь лет; но Эвмел, вступив в дружеские отношения с некоторыми из соседних варварских народов и собрав значительные военные силы, стал оспаривать у брата власть. Сатир, узнав об этом, двинулся против него со значительным войском; перейдя через реку Фат (διαβα`ς το`ν Θάτην ποταμόν[A11] ) и приблизившись к неприятелям, он окружил свой лагерь телегами, на которых привез огромное количество провианта, затем выстроил войско и сам по скифскому обычаю стал в центре боевого строя. Союзниками Сатира в этом походе были греческие наемники в числе не более двух {263/322} тысяч (δισχιλίων[A12] ) и столько же фракийцев[A13] , а все остальное войско состояло из союзников-скифов в количестве двадцати слишком тысяч пехоты и не менее десяти тысяч всадников. На стороне Эвмела был царь фатеев (Θατέων[A14] ) Арифарн с двадцатью тысячами конницы и двадцатью двумя тысячами пехоты. Когда произошло упорное сражение, Сатир, окруженный отборными воинами, завязал конную стычку со свитой Арифарна, стоявшей против него в центре боевого строя, и после значительных потерь с той и другой стороны принудил, наконец, варварского царя обратиться в бегство. Сначала Сатир бросился его преследовать, убивая всех попадавшихся на пути, но немного спустя, услышав, что брат его Эвмел одолевает на правом фланге и обратил в бегство его наемников, он прекратил преследование и поспешил на помощь побежденным; сделавшись вторично виновником победы, он разбил все неприятельское войско, так что для всех стало ясно, что и по старшинству происхождения и по храбрости он был достоин наследовать отцовскую власть[A15] .

23. Те из воинов Арифарна и Эвмела, которые уцелели в сражении, бежали в царскую крепость[A16] ; она стояла у реки Фата, которая обтекала ее и вследствие своей значительной глубины делала неприступной; кроме того, она была окружена высокими утесами и огромным лесом, так что имела всего два искусственных доступа, из которых один, ведший к самой крепости, был защищен высокими башнями и наружными укреплениями, а другой был с противоположной стороны в болотах и охранялся палисадами; притом здание было снабжено прочными колоннами, и жилые помещения находились над водой. Ввиду того что крепость была так хорошо укреплена. Сатир сначала опустошил неприятельскую страну и предал огню селения, в которых набрал пленных и множество добычи; затем он сделал попытку вторгнуться силой через проходы, причем со стороны передовых укреплений и башен принужден был с потерей многих солдат отступить, но с луговой стороны ему удалось овладеть деревянными укреплениями. Разгромив их и перейдя через реку, он начал вырубать лес, через который нужно было пройти к царской крепости. Когда эта работа быстро подвигалась вперед, царь Арифарн, опасаясь, что крепость будет взята приступом, стал обороняться мужественнее, так как все спасение заключалось в победе. Он расставил по обе стороны прохода стрелков, которые и стали без труда поражать воинов, вырубавших лес, так как последние вследствие густоты деревьев не могли ни предохранять себя от стрел, ни защищаться против стрелков.

Три дня воины Сатира рубили лес, с трудом и опасностями пролагая себе дорогу; на четвертый день они приблизились к стене, но осыпаемые {264/323} тучей стрел в тесной позиции, потерпели огромный урон. Предводитель наемников Мениск, отличавшийся и умом и храбростью, бросился через проход к стене и вместе со своими товарищами стал храбро атаковать укрепления, но был отражен превосходными силами неприятеля. Сатир, увидев его в опасности, поспешил на помощь и, выдержав натиск неприятелей, был ранен копьем в руку. Почувствовав себя дурно вследствие раны, он возвратился в лагерь и при наступлении ночи скончался, пробыв царем всего девять месяцев после смерти отца своего Парисада. Начальник наемников Мениск, сняв осаду, отвел войско в город Гаргазу[A17] и оттуда по реке перевез останки царя в Пантикапей к брату его Притану.

24. Последний, устроив великолепные похороны и, положив тело в царскую гробницу, быстро явился затем в Гаргазу и здесь принял начальство над войском и царскую власть. Эвмел завел было через послов переговоры относительно части государства, но Притан не обратил на них внимания и, оставив в Гаргазе гарнизон, возвратился в Пантикапей, чтобы упрочить свою власть. В это самое время Эвмел при помощи варваров захватил Гаргазу и немало других городов и укреплений. Притан выступил против него с войском, но Эвмел одержал победу над братом и оттеснив его к перешейку близ Меотийского озера, принудил сдаться на капитуляцию, в силу которой Притан передал ему войско и отказался от царской власти. Прибыв затем в Пантикапей, где была постоянная резиденция боспорских царей, Притан попытался было вернуть себе власть, но потерпел неудачу и бежал в так называемые Сады, где и был умерщвлен. После смерти братьев Эвмел, желая упрочить свою власть, приказал умертвить друзей Сатира и Притана, а также их жен и детей. Удалось спастись от него одному только Парисаду, сыну Сатира, очень молодому человеку: бежав из города верхом на коне, он нашел убежище у скифского царя Агара. Так как граждане выражали негодование по поводу убийства царем своих родственников, то Эвмел, созвав народ на собрание, произнес речь в свою защиту и восстановил прежний образ правления; кроме того, он согласился на сохранение беспошлинности, которою пользовались жители Пантикапея при его предках, обещал освободить всех от податей и говорил еще о многом другом, желая расположить к себе народ. Скоро возвратив благодеяниями прежнее расположение всех граждан, он во все остальное время царствования правил своими подданными согласно с законами и возбуждал к себе не малое удивление своими достоинствами.

25. Он постоянно оказывал услуги византийцам, синопейцам и большинству других эллинов, живших по берегам Понта. Так, когда каллатийцы, осажденные Лисимахом, очутились в бедственном положении вследствие недостатка продовольствия, он принял к себе тысячу человек, удалившихся вследствие недостатка в пище, и не только дал им безопасное убежище, но даже город для поселения, а кроме того {265/324} разделил на участки так называемую Псою и область (Ψόαν και` χώραν[A18] ). Для защиты плавающих по Понту он вступил в войну с варварскими народами, обыкновенно занимавшимися пиратством,— гениохами, таврами и ахеями[A19] , и очистил море от пиратов, за что и получил самый лучший плод благодеяния — похвалу не только в своем царстве, но почти по всей вселенной, так как торговые люди повсюду разнесли молву об его великодушии. Он присоединил значительную часть соседних варварских земель и доставил своему царству гораздо большую (чем прежде) известность. Он задумал было вообще покорить все племена, окружающие Понт, и скоро привел бы в исполнение свой замысел, если бы скоропостижная смерть не пересекла его жизни. Пробыв на престоле пять лет и столько же месяцев, он скончался от несчастного случая: возвращаясь из Синдики[A20] в свою землю и спеша к какому-то жертвоприношению, он ехал к дворцу на четверке лошадей; экипаж был четырехколесный и с крытым верхом; лошади чего-то испугались и понесли, а так как возница не смог удержать вожжей, то Эвмел, опасаясь быть сброшенным в обрыв, попытался спрыгнуть с колесницы, но при этом меч его попал в колесо, он был увлечен движением и тут же испустил дух.

26. Относительно смерти братьев Эвмела и Сатира существуют прорицания, правда несколько, наивные, но тем не менее принимаемые на веру туземцами. Именно рассказывают, что оракул посоветовал Сатиру остерегаться мыши (μΰς), чтобы она его когда-нибудь не убила. Поэтому Сатир никому из своих подданных, ни рабу, ни свободному, не позволял носить такое имя[A21] , кроме того, он боялся и домашних и полевых мышей, постоянно приказывал своим рабам убивать их и замазывать их норы. Таким образом, принимая по возможности все меры, которыми он думал предотвратить свой рок, он погиб от раны, нанесенной в мышцу (μΰς) руки. А Эвмелу было предсказано остерегаться несущегося дома; поэтому он никогда не входил в дом сразу, пока его рабы не исследовали прочности крыши и фундамента. А когда он погиб от крытого экипажа, везомого четверкой, то каждый стал думать, что предсказание сбылось.

Сказанного о событиях на Боспоре будет достаточно.

XX, 100, 7. Одновременно с этими событиями[A22] умер боспорский царь Эвмел на шестом году царствования; наследовавший его власть сын его Спартак властвовал двадцать лет[A23]  {266/325}

.


[A1] Ol. 85, 3; 438/7 г. до н. э.

 

[A2]Настоящее имя царя было Σπάρτοκος. [Спартак (Σπάρτακος), он же Спарток (Σπάρτοκος) — первая форма свойственна литературным источникам, в частности, ее употребляет Диодор, вторая представлена на монетах и в надписях, чем удостоверяется ее местное, диалектальное происхождение,— имя фракийского кондотьера, служившего боспорским Археанактидам и захватившего в подходящий момент власть. Фракийскими являются и некоторые другие имена династии Спартокидов, как, например, Перисад, Комосария и т. д. См. Latyschev, Brevis conspectus historiae regni Bosporani, IOSPE. II, стр. XVIII.]

[A3]Ol. 86, 4; 433/2 до н. э.

[A4]τεσσαράκοντα P1 τέσσαρα — вульгата. [Ρ — Патмосский кодекс X или XI вв., сверенный Rich. Bergmann’ом в 1866 г.; о нем см. предисловие Vogel’я, т. II, стр. XI сл.].

 

[A5] Ol. 96, 4; 393/2 до н. э.

[A6]τετταράκοντα τέτταρα Ρ, исправил Vogel, см. XII, 36, 1; δεκατέσσαρα вульгата; см. то, что я сказал об этом в ЖМНП, 1894, июнь.

 

[A7] Ol. 106, 3; 354/3 до н. э.

 

[A8] Ol. 107, 4; 349/8 до н. э.

 

[A9] В надписях Παιρισάδης

[A10] Ol. 117, 3; 310/9 до н. э. Годы царствования Сатира I, Левкона I и Спартока II неверно показаны Диодором, как выяснилось из найденного в 1877 г. в Пирее декрета в честь сыновей Левкона. См. об этом IOSPE, II, praef., стр. XXII. По исправленному расчету, Сатир I царствовал, вероятно, от 407 до 387 г., Левкон I в 387—347, Спарток II и Перисад I (вместе) в 347—342 и Перисад I один в 342—309 гг. [Отмеченная Латышевым ошибка состояла в том, что в списке боспорских правителей, которым в качестве источника пользовался Диодор, не было указано, что сыновья Левкона I — Спарток II и Перисад I — первые пять лет правили совместно, а затем правил один Перисад. Ошибка эта, выясненная из упомянутого выше декрета (SIG2, 129), была подмечена Schafer’омRh. M.», XXXIII, стр. 418 сл.).]

 

[A11]«Θάτην QXY Bas., F. Διαβα`ς το`ν Θάψιν ποταμόν. Ни это название реки, ни Θάτην, как говорится в некоторых свитках, не кажется правильным. Мы бы изменили порядок букв и восстановили бы Ψάθιν, каковую реку, впадающую в Меотиду, указал Птолемей (V, 9, р. 141) по Палатинской и Коислинианской рукописям). Со мной согласен весьма сведущий Barbeyracius, Hist. Foed. Part., I, p. 356» (Wesseling). [Река Фат (Θάτης, вариант Θάψις), может быть, идентичная птолемеевской Ψάθις и во всяком случае связанная топонимически с упоминающимися в дальнейшем изложении Диодора и в боспорских надписях фатеями (IOSPE II, 8: 15), племенем, подвластным боспорским царям, отождествляется иногда, без большой, впрочем, вероятности, с крымской рекой Салгиром, начинающейся в районе Симферополя или, что, может быть, имеет более оснований, с каким-либо из протоков нижнего течения реки Кубани.]

 

[A12]δισχιλίων] χιλίων FQW.

 

[A13][Фракийцев Мюллер (см. об этом Kiessling, RE, s. v. Gargasa) предлагает заменить сираками, так как это более соответствует локализации им всего эпизода на азиатской стороне Боспора, на реке Кубани, которую он идентифицирует с Фатом. Однако, если представить, что битва произошла в Крыму, то фракийцы, неоднократно засвидетельствованные как противники и как союзники скифов, были бы вполне уместны.]

[A14]Θρακω˜ν рукописи; исправил Boeckh, CIG, II, стр. 102 (ср. IOSPE, II, praef., стр. XIV).

[A15][Тактический разбор вышеописанного сражения см. В. Д. Блаватский, Битва при Фате и греческая тактика IV в. до н. э., ВДИ, 1946, № 1, стр. 101 сл., где отмечается превосходство комбинированной скифской и греческо-македонской тактики, выражающейся в максимальном использовании вооруженной луками конницы.]

 

[A16][Царская крепость (τα` βασίλεια) представляла собой, вероятнее всего, что-либо вроде более поздних, так называемых готских, укреплений на высоких холмах типа Чуфут-кале в районе Симферополя, где, может быть, и следует искать упомянутый в тексте укрепленный скифский город.]

 

[A17] «Такого города я никогда не встречал. Abr. Ortelius спрашивает, не Gerusa ли это Птолемея? Не берусь сказать...» (Wesseling). [Gerusa Птолемея, расположенная на реке Псате (V, 8, 24) у юго-восточного угла Азовского моря, локализуется где-то в районе нынешнего Темрюка. Бек, Мюллер и другие отождествляют ее с диодоровой Гаргазой и, следовательно, реку Псат с Фатом (современная Кубань), чему, однако, противоречат сообщаемые Диодором топографические подробности, в частности, поросшие лесом горы у крепости фатеев. Поэтому будет благоразумнее воздержаться от дальнейших сопоставлений. Соображения о локализации битвы при Фате на Кубани см. Kiessling, RE. s.

Категория: Античный Крым | Добавил: coins (18.06.2010)
Просмотров: 2693 | Рейтинг: 4.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход
Логин:
Пароль:
Поиск
Locations of visitors to this page