Сайт управляется системой uCoz
Пятница, 10.04.2020, 06:52
Портал Нумизматики и Истории Крыма
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории
Мои статьи
Монеты Востока
Античный Крым
Средневековье
Антика
Бонистика
Статистика
Главная » Статьи » Антика

Бутягин А.М., Терещенко А.Е. "Золотой статер из Мирмекия"

Бутягин А.М., Терещенко А.Е.

Золотой статер из Мирмекия

СГЭ. Вып. LXI. 2004. С. 60-62.

 

В 1998 г. на территории городища Мирмекий местным жителем была сделана уникальная находка - золотой статер конца I в. до н. э. Монета прекрасной сохранности, весом 7,98 г. На лицевой стороне изображение головы Августа влево, на оборотной - голова Агриппы вправо [Зограф, с. 192; Анохин, с. 82, 184, табл. 10,259; Фролова, с. 194, табл. XI, /,2]. На оборотной стороне слева от изображения представлена монограмма - , ниже шеи буквы ΘПΣ, означающие 289 год боспорской эры - 9/8 г. до н. э.

Всего монет этой серии с подобной монограммой насчитывается более двух десятков - 22 отмечены у Н. А. Фроловой [Фролова, с. 194-196] и 23 у В. А. Анохина [Анохин, с. 148, 150]. Выпускались они в период с 9/8 г. до н. э. по 7/8 г. н. э. Кроме того, существует экземпляр, датируемый 310 г. б. э. - 14/13 г. до н. э. [Анохин, с. 150].

Характерной особенностью статеров первого года выпуска является наличие двух черточек в середине буквы "дельта" - . Таким образом, ее можно читать и как "А", тем более что написание альфы в таком виде () вполне обычно для данного периода. (Например, медные монеты с монограммой ВЕ, относящиеся к концу I в. до н. э. - Анохин, табл. 10, с. 256, 257; Фролова, табл. IV, 24; 24а, табл. V, 1-4 и др.) В таком случае указанную монограмму можно читать как МАΔ или ΔАМ.

С другой стороны, многие авторы вслед за Т. Моммзеном и М. И. Ростовцевым усматривают в ней надпись ΔYM [Mommsen , с. 702; Ростовцев, с. 15; Анохин, с. 82, 148; Сапрыкин, с. 305]. В то же время как М. И. Ростовцев видел в данной монограмме "...буквы Δ, Y, А, М и даже Σ..." [Ростовцев, с. 15], таким образом выводя из нее имя царицы Динамии.

М. И. Ростовцев совершенно справедливо указывал на наличие "альфы". Тем не менее и придерживающийся версии последнего В. А. Анохин, и выступающий против С. Ю. Сапрыкин присутствие "альфы" полностью игнорируют, продолжая в то же время находить в этой монограмме "ипсилон" (Y).

На эту мысль их, вероятно, навела вертикальная линия, соединяющая изгиб "мю" и вершину "дельты", составляющая вкупе с частью "мю" желаемую "ипсилон". Однако подобная линия имеется только на статерах первого года выпуска, а впоследствии сильно уменьшается в размерах или совершенно исчезает ("М" "крепится" непосредственно к "Δ") [Фролова, табл. XI, 3-18].

Следует учесть, что даже при уменьшении размера линии читать букву как "ипсилон" ошибочно, поскольку во всех боспорских монограммах буквы имеют одинаковые размеры [Зограф, с. 191; Анохин, табл. 40]. По той же причине вертикальная линия не может быть "йотой". Следовательно, написание одной буквы в другой, при сохранении единых параметров, возможно в рассматриваемой монограмме только с "дельтой" (Δ) и "альфой" (А).



Золотой статер 9/8 г. до н. э.: голова Августа (л. с), голова Агриппы (о. с). Диам. 18 мм. Фото С.В. Яблочкина
 

Таким образом, принимая во внимание вышеуказанные доводы, можно утверждать, что в монограмме  на статерах 9/8 г. до н. э. присутствуют только три буквы - Δ (дельта), А (альфа), М (мю). Чтение здесь других букв представляется безосновательным.

С другой стороны, нельзя не отметить, что А. Н. Зограф и Н. А. Фролова вообще не упоминают о существовании добавочных элементов внутри "дельты" [Зограф. с. 192; Фролова, с. 194]. Формально для этого есть основания, поскольку на выпусках монет этой серии после 9 8 г. до н. э. дополнительные дифференты в "дельте" з большинстве случаев отсутствуют, но на всех экземплярах этого года они прекрасно видны. Такие же дифференты можно обнаружить и на экземплярах выпусков 290 г. б. э. - 8/7 г. до н. э., 291 г. б. э. - 7/6 г. до н. э. и 295 г. б. э. - 3/2 г. до н. э. [Фролова, табл. XI, 3, 5, 10]. Следовательно, относить наличие добавочных элементов на счет небрежности изготовителя не представляется возможным.

Основной вопрос, возникающий при изучении монет интересующего нас периода (рубеж I в. до н. э. -I в. н. э.), заключается в невозможности однозначного определения лица, от имени которого они чеканились.

На сегодняшний день существуют две точки зрения на эту проблему. Одни авторы приписывают монеты с монограммами ,    боспорской царице Динамии [Mommsen, S 702; Ростовцев, с. 15; Гайдукевич, 1949. 4 7; Анохин, с. 88], оппоненты считают их чеканом cына Динамии - Аспурга [Бертье-Делагард. с. 117; Сапрыкин, с. 320; Фролова, с. 25-70].

Однако анализ ситуации на Боспоре конца I в. до н. э. и создание очередной версии расшифровки загадочной монограммы не входит в задачу данной работы. Ее основная цель - обратить внимание на исследуемый объект как на самостоятельный источник информации.

Итак, исследуемая монета является третьим известным нам экземпляром данного типа. Один подобный статер хранится в коллекции Эрмитажа - ГЭ № 646. вес 7,92 г. [Анохин, табл. 10; Фролова, табл. XI, 2]. Фотография второго с указанием аналогичного веса (7,92 г) имеется в работе А. Л. Бертье-Делагарда [Бертье-Детгард, табл. II, 35; Фролова, табл. XI, 1].

При внимательном изучении известных экземпляров совершенно очевидно, что они чеканились разными штемпелями. Следовательно, можно предполагать, что в первый год (289 г. б. э. - 9/8 г. до н. э.) чеканки золотых статеров с монограммой  их выпуск был весьма обильным. Кем бы ни был тот местный правитель, от чьего имени бились эти монеты, он обладал достаточно мощными финансовыми ресурсами и пользовался как поддержкой на Боспоре, так и благосклонностью Рима.

Казалось бы, находка такой монеты, которая сама по себе может считаться кладом, должна свидетельствовать о несомненном благосостоянии жителей Мирмекия в рассматриваемое время. Попытаемся представить, исходя из археологических данных, что же представляло собой городище на рубеже эр. Как уже говорилось, место находки известно нам исключительно со слов местного жителя и локализуется к северо-западу от раскопа "И" в центральной части памятника. Немного к югу от этого места в 1930-е гг. находился раскоп "3", практически полностью исчезнувший во время войны. В том же районе в послевоенные годы был выкопан котлован для какого-то здания. В настоящее время местные жители самовольно перекапывают территорию под огороды. Монета вполне могла попасть на поверхность земли при разрушении античных строительных остатков или из отвала одного из старых раскопов.

Если мы суммируем все данные, открытые почти за 70 лет раскопок памятника, то выясним, что рубеж эр Мирмекий встретил в чрезвычайно плачевном состоянии. Прекрасный эллинистический город с многочисленными винодельнями почти полностью гибнет в третьей четверти I в. до н. э. [Гайдукевич, 1959, с. 55; Виноградов, с. 114]. Трудно установить конкретные обстоятельства разрушения этого города, но ясно, что оно произошло в условиях постоянных междоусобиц, в которые погрузился Боспор после смерти Митридата VI. Возрождение поселения произошло примерно через 100 лет - в середине I в. н. э., правда, в римское время Мирмекий, похоже, состоял из отдельных усадеб, расположенных на некотором расстоянии друг от друга. На протяжении этого столетия жизнь на городище полностью не прекращалась, однако свидетельства о ней крайне скудны. Кратко рассмотрим только те находки и строительные остатки, которые расположены вблизи от предполагаемого места обнаружения монеты. На раскопе "И" найдены остатки небольшой винодельни, которая, вероятно, существовала в I в. до н. э. - I в. н. э. (помещение XV) [Гайдукевич, 1987, 143]. Однако в отчете польского отряда, исследовавшего этот участок, существование комплекса датируется первой половиной I в. до н. э. [Sztetillo, S. 26]. На раскопе "Н" у северо-западного края городища открыта небольшая вымостка; наконец, на участке "М" возле восточной границы памятника найдены строительные остатки I в. н. э., в которые входят несколько кладок, вымостка и "дорожка" из плит [Гайдукевич, 1987, с. 157]. Здесь был открыт клад синопских монет первой половины столетия, сокрытый около 40 г. н. э. Как можно убедиться, нет ни одного достоверного свидетельства существования построек на территории Мирмекия рубежа первых веков. Во всяком случае, в это время поблизости не существует крупных строительных комплексов, синхронных времени изготовления статера. Рассматриваемая монета могла быть также найдена в каком-то захоронении и продемонстрирована исключительно с целью определения. Об этом отчасти свидетельствует и ее потрясающая сохранность, - удивительная, при условии пребывания находки в верхних слоях почвы. Вместе с тем, не исключено, что такая ценная монета могла долго храниться у какого-нибудь богатого боспорянина, пока не было сокрыта в кладе в период возрождения поселения в первой половине I в. н. э., возможно, в то же время, что и упомянутый выше клад.

В заключение хотелось бы сказать несколько слое о взаимоотношениях с людьми, которые приносят в экспедицию для демонстрации разнообразные предметы старины. В последнее время разграбление античных и средневековых памятников Крыма приняло катастрофический характер. Огромное количество находок поступает в продажу из самовольных раскопок некрополей и даже некоторых поселений. Естественно, покупка подобных предметов у самовольных раскопщиков или скупщиков является делом как незаконным, так и, по сути, совершенно невозможным, поощряющим их действия. Однако максимально возможная фиксация и скорейшая публикация наиболее любопытных предметов (монет, надписей, клейм, терракот, металлических изделий и пр.) является, на наш взгляд, единственной возможностью сохранения для наук этого, фактически, потерянного материала.

 

Литература

 

Анохин В.А. Монетное дело Боспора. М., 1986.

Бертье-Делагард А.Л. О монетах властителей Боспора Киммерийского, определяемых монограммами // Записки Одессего общества истории и древностей. Одесса. 1910. Вып. XXIX.

Виноградов Ю.А. Мирмекий // Очерки археологии и истории Боспора. М., 1992.

Гайдукевич В.Ф. Боспорское царство. М.; Л., 1949.

Гайдукевич В.Ф. Мирмекий. Варшава. 1959. Т. I.

Гайдукевич В.Ф. Античные города Боспора. Мирмекий Л., 1987.

Зограф А.Н. Античные монеты // МИА. 1951. № 16.

Ростовцев М.И. Бронзовый бюст боспорской царицы и история Боспора в эпоху Августа // Древности. СПб., 1916. Т. XXV

Сапрыкин С.Ю. Понтийское царство. М., 1996.

Фролова Н.А. Монетное дело Боспора. М., 1997. Т. I.

Mommzen T. Geshichte des romischen Münywesens. Berlin, 1860.

Sztetillo Z. Mirmeki. Warszawa, 1976. T. III.

Категория: Антика | Добавил: coins (05.07.2010)
Просмотров: 1933 | Рейтинг: 4.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход
Логин:
Пароль:
Поиск
Locations of visitors to this page